DSCN2394
6 утра. Разгар июля. Туман последними клочками уползает в невидимые глазу закоулки пространства. Ровная как зеркало гладь воды, спящие пока что кузнечики-овода и прочие жужжаще-трещащие создания. Светило, сонно и ленно выволакивающее само себя за шкирку из-за пазухи горизонта. Даже петухи притихли – вся природа почивает в утренней полудрёме…
DSCN2511
Вдруг тишину и размеренность сельского утра пронзает вырывающееся из-под воды солнышко – сильное, полное жизни тело, устремляемое в едином порыве всех стихий вверх, квинтэссенция движения и жажды жизни, выпрыгивающая из глубин огненная твердь, живой сгусток сверкающего чистого золота, выныривающий от воды к небу – в ослепительнейших брызгах, красующийся на солнце, словно смотрящий на тебя и всем своим существом, каждой сияющей чешуйкой вылетающей обретшей плоть мощи вопрошающий: «Смотри на меня, видишь, какой я?!». Редко чьё сердце остаётся безучастным…
DSCN2278
*****

В …..-ском пруду с советских времён осталось значительное поголовье карпов, и каждый, приезжавший сюда порыбачить, мог рассчитывать на трофей. Коропчики ловились всякие – и карпята до килограмма, и экземпляры по 4-5 кг. Однако ж троица самых крупных исполинов никак не поддавалась – прыгая с утра до вечера и дразня рыболовов, Чешуйчешлёп, Махрохвост и Кило-на-больше так и не оказались ни в чьём садке. А благодаря прославившим их на всю округу прыгательным представлениям, желающих одолеть заветную троицу не убавлялось.

Чешуйчешлёп более всего походил на типичного представителя карпового племени – быстрый, прогонистый, с крупной чешуёй, с большим плавником, не боящийся показать его из воды весь, полностью; каждое утро как по расписанию выделывающий зрелищную утреннюю физзарядку. Чем больше прыгаешь в каком-то месте – тем больший шанс, что тебя придут ловить. А где рыбаки, там и дармовая еда – этим Чешуйчешлёп и любил облегчать себе жизнь. Но где еда – там и насадка с крючком, который, несмотря на всю хитрость и изворотливость, он то и дело заглатывал. А после начиналась баталия с невероятной жаждой свободы и всегдашним проигрышем ловящего – карпец до того неистовствовал, свирепствовал и не желал вылезать из родной стихии, что крупные чешуищи то и дело отлетали от него при ударах о воду. После очередного сражения на поверхности воды оставались лишь пенные следы от недавних бурунов, порванная снасть в руках да полтора десятка крупных чешуй, плавающих между кувшинками – да так, что со временем из зеркального он обратился в кожистого.
DSCN2241
Любимым занятием Махрохвоста была отнюдь не утренняя эквилибристика во весь рост – а едва заметное высовывание морды, без предваряющих каких либо завихрений и всплесков на воде – будто бы на разведку, обычно чуть боком, с наплыва. Чтобы совершить это, требовалось немало усилий, потому как плавники росли криво, неудобно и вообще не в ту сторону – как у идущего на разгон истребителя, а Махрохвосту требовался винт вертолёта! Долгие годы тренировок позволили выработать отточенные движения: он подплывал к самой поверхности, сантиметров за 10 начиная подтормаживать, после чего «отключал» хвост, двигаясь некоторое время лишь за счет коротких взмахов брюшными плавниками, после чего стопорил и их, резко выворачивая голову вбок – то есть кверху! Голова ненадолго высовывалась, и Махрохвост успевал взглянуть одним глазом на творящееся ликование на берегу, а то и прочмокать ртом «нечто разумное», как говаривали про него местные аборигены от рыбалки.

Однако ж сей манёвр, точнее взятое за правило «без всплесков», шло в разрез со всяческими законами физики, он таки создавал волну. Соизмерить силу толчка и размер высовывавшейся вместе с головой части туловища не представлялось возможным, а как следствие – и силу нашлёпа по воде, создававшегося вышеописанными частями. Со временем Махрохвост научился гасить её хвостом. В итоге всё это выглядело следующим образом: он подплывал, высовывал голову, подавал хвостом назад, в результате чего голова, чуть высунувшись, не падала плашмя, а уходила обратно под воду по траектории всплытия – но теперь высовывался хвост!.. Поначалу он очень нервничал, это создавало так нелюбимую им волну. Но со временем смирился, и стал получать неописуемое удовольствие больше от высовывания хвоста! Махрохвост начинал сдавать хвостом раньше пересечения головой точки водораздела, от чего получался сильный всплеск с высовыванием на всеобщее обозрение хвостатой конечности. За это, собственно, он и получил данное ему прозвище.

Со временем высовывание головы отошло на второй план, оставшись для открытой воды. Махрохвост полюбил незаметно пробираться к «окнам» в траве по дну, всё в той же манере подплывать к поверхности, после чего казать хвост и сматываться!
DSCN2300
Кило-на-больше был большим и глупым карпом. Весь вид его способствовал подтверждению этих качеств. На свет он уродился коротким, от чего рос только в ширину и высоту, с каждым годом всё более приобретая вид плавающего бревна. Морда была похожа более всего на лицо гоголевского Собакевича, где заместо природы с топором в руках вдоволь порезвились рыболовы с их снастями, а заодно взрывной нрав карпеца. Ведь внешняя похожесть на бревно на дне позволяла вести себя аналогичным образом: лечь и не шевелиться, и никто уже не мог сдвинуть этого чешуйчатника с места! Толщины в боках ему добавляли не только с личинки, выкапываемые из толстого слоя ила – почти всякое место ловли с обильной прикормкой тотчас обрастало идущими со дна пузырями, внушающими ловящим далеко не надежду – суеверный ужас, потому как карасёвые снасточки он рвал на раз-два.

С теми же, кто приезжал специально поохотиться на карпов, Кило-на-больше имел особые отношения – усиленно жировал и гурманничал за их счёт, однако ж был существом недалёкого ума, от чего через раз цеплял и бойл с крючком. Тут начиналось феерическое зрелище, с бурунами воды, звенящей леской, страшным лохнесским видом толстого неуклюжего бока сквозь волны, и наконец – залегание «бревна» на дне намёртво, с обрывом лески и раздиранием гортани, рта и губ в клочья. Однако не проходило и двух-трёх дней, как раны зарубцовывались, Кило-на-больше начинал утолять за столь долгий срок голод, зачастую попадаясь тем же, с чьего крючка слетел пару дней назад. Именно эта особенность – каждый год попадаться одним и тем же рыболовам, по нескольку раз в сезон, – дала ему имя.

*****
DSCN2173
Под выходные нелёгкая занесла к пруду новую порцию гостей из столицы. Под грохот музыки сквозь затонированные окна Спортаги компашка лихо пролетела по ухабам к берегу. Остановились они напротив заводи, сразу за которой на дне начинался обрыв, яма, в которой и обитала наша закадычная троица. Шумно вывалившись из машины, Семшов, Сашок, Жора и Юрец стояли-потягивались после дороги, жадно вдыхая свежий сельский воздух.
– Вот! Я же говорил! Отличное место – ехать не так далеко, красиво, чисто, бесплатно, да и карпа много. Теперь вся рыба наша! – потирал руки Юрец.
– Раньше времени не прыгни! В смысле «Гоп!» не говори, а то с лещами в тот раз тоже горы обещал, а на деле… – с укоризной одёрнул его Семшов.
– Ну-у, лещ – рыба капризная, а карп – пылесос. Без улова не останемся!..
Вскоре Юрец с Семшовым отправились осматривать и прикармливать места для рыбалки, а Сашок и Жора разматывали снасти – новенькие карповые удилища с мощными катушками, подставки и сигнализаторы поклёвок, – всего в количестве восьми штук, по две на брата.

*****
DSCN2469
Утром Махрохвост не лишил себя удовольствия подглядеть за новой компанией и, разумеется, пару раз высунул свою конечность. После этого эстафету принял уже Чешуйчешлёп, отыгравший свой номер как по нотам, наконец и Кило-на-больше обозначил себя роями идущих со дна пузырей… Однако, кроме парочки маленьких карпят, никто не сел друзьям на крючок.
– Что ж за напасть такая?! Не карпы, а фирменные засранцы! – Взбеленился Семшов.
– Ура! Точно! Знаю! Возьмём мы этих засранцев! – радостно подпрыгнул на месте Юрец.
Все уставились на него. Как всегда с прищуренным левым глазом, Сашок выдал:
– Да ладно! Ну-ка срочно делись снизошедшим на тебя откровением с товарищами!
– По несчастью…
– Да не вешайте головы, мужики! Выход найдён, как пить дать! Одна из самых модных вещей в Европе. Ну-ка Жора, пулей лети в местную аптеку за касторкой, я ещё лучше махни в райцентр и купи что-нибудь посовременнее, да посильнее.
– Тебя что это, запоры мучают?!
– Меня – нет, а вот рыбу – похоже что да.
– Погоди-погоди, ты что же это, хочешь нашпиговать рыбу слабительным, и сколь она не жри, есть ей будет хотеться ещё больше?!
– Именно! Тогда там, где будет наша прикормка, мы их оголодавших и подцепим!..

DSCN2566
Друзья не стали откладывать выполнение плана на потом, и уже через три часа в воду летели бойлы, щедро сдобренные слабительными присадками. На утро довольные и предвкушающие долгожданную поимку парни вновь закинули свои снасти.
На дне в это время половина рыбьего населения мучилась что есть силы животом – все, кто успел дорваться до вчерашнего угощения. И если у большинства молодняка революция шла всё в животе, то у умудрённой опытом троицы накал страстей уже перетекал в область негодования!
– Как можно?! Подмешивать всякую дрянь в еду?! Это подло! Я ещё вчера почувствовал – привкус какой-то странный! – не унимался Кило-на-больше.
– Ага, конечно, привкус ему привиделся! А кто за двоих стрескал?! Раньше надо было думать! – добавлял градуса Чешуйчешлёп.
– Э-эх, вот если б они – да на лодке, я бы им показал! – неистовствовал Кило-на-больше.
– Ладно, что попусту языком молоть. Нужно найти управу на этих обормотов, а то в каждой дедушкиной кашке будет этакая дрянь мерещиться – вступил в разговор до того молчавший Махрохвост.
– И что ты делать намерен?! Отрастить лапы, вылезти на берег и вспороть их своим плавником?!
– Пока не знаю. Время покажет – утро вечера мудренее. Рыбий бог не оставит нас в беде…

*****
DSCN2587
– Нда-а-а, это не водоём, а просто бермудский треугольник какой-то. То карпы эти здоровые пропали, теперь и всю рыбу как ветром сдуло. Не прокатила твоя задумка со слабительным – поди вся рыба лежит-болеет, не до жрачки. Дурень ты, дурень, и мы повелись! – скептично заметил Семшов.
– Ага, как ловить, так «Мне повезло!», а как неудача – так сразу я виноват. Ну кто ж знал, что местные карпы такие нежные. Нет бы – сделал свои дела – и на кормежку. Куда там – пропали! – Размышлял Юрец. – Ничего, есть у меня ещё одна задумка…
Остальные подозрительно покосились. И снова с прищуром на левый глаз, Сашок процедил:
– Ну-ну, Кулибин от рыбалки, излагай, чего уж теперь, не терять же неделю отпуска за зря.
– Жора, садись-ка ты в машину и дуй в райцентр. На этот раз – в зоомагазин!
– Неужто ты решил купить им средство от поноса? Боюсь что нам придется продать джип, прежде чем лекарства для золотых рыбок хватит на этот пруд, хе-хе-хе – злорадствовал Семшов.
– Да какое там! Pedygree Pal бери. Большую пачку, 40 кг!
– А на фига?! Неужто рыба его жрёт?!
– А то! В Европе уже 15 лет на Педигри-пал ловят, и каких, да сколько! Вся рыба наша будет!
– А может, пустая это затея? – засомневался Жора. – Я задолбался туда-сюда гонять из-за твоих замарочек! Лучше б с лодки попробовали!
– Да не парься, всё продумано! Они там роиться будут, а мы, если на удочку не возьмут, по-тихому подплывём и током шарахнем, как раз с твоей лодки!
Через полтора часа друзья сидели на берегу и решали, как лучше организовать процесс ловли на новую приманку.
– Да чего церемониться, сразу надо туда пол пакета высыпать! – разгорячился Юрец. – Я точно знаю, всегда они в Европе так делают!
– Задолбал ты всех со своей Европой!
– Может, действительно лучше сначала маленько, для пробы, с килограмм например. А то как со слабительным не попрёт, и чего? Только корм зря изведем, а у меня собака дома… – заметил Сашок.
– Тебе бы только своего пса накормить, зачем вообще на рыбалку поехал?! Нечего церемониться! Кинем туда за раз пол пачки – знаешь какое там месиво будет?! Замучаешься тягать, одного за другим! А нет – так током шарахнем, раз они на дне там такие упёртые!

*****
DSCN2652
Всё пошло совсем не так, как предполагалось. Сплавали, засыпали – и… действительно забурлило, зашипело, вспенилось. Страсть как! Словно вода кипит! И спины, морды, плавники шевелятся, выныривают из воды, хвосты мелькают, пузыри идут, бульканье, брызги, прыжки, кувырки, вылеты, выверты, выверты, выверты… Казалось, вся рыба со всего пруда собралась в одном месте.
А на дне разум и вправду покинул рыбу – высшие покровители устами инстинкта командовали: «Ешь! Ешь! Больше! Быстрее!». Но через 10 минут небо заволокли невесть откуда взявшиеся тучи… Начал греметь гром, сверкать молнии, и поймать на длинное удилище помимо севшего карпика ещё и заряд в миллион ватт никто не рискнул. Рыбалка была отложена на завтра.
– Вот тебе на! Опять прогорели! – искренне возмутился Жора.
– Ничего-ничего, тут погода подвела, ну кто знал?! – оправдывался Юрец.
– Да просто-напросто надо было в барометр заглянуть, зачем тогда эта железяка у меня в багажнике болтается?!
– А что сам не вспомнил?! – парировал Юрец. – После-то все умные! Ладно, эффект был, отрицать никто не станет. Вторую половину засыплем – и всё получится! На лодке перед обрывом встанем и будем ловить, как бурление начнётся. А не поймаем упёртых рыб – вот электро-удочка, долбанем так, что мало не покажется!..
Полные планов и предвкушений, друзья улеглись спать.
… В это время у Махрохвоста начал чесаться живот в четырех местах сразу, да и всё тело зудело, словно он подхватил кожную инфекцию; даже на голове, над глазами, драло так, словно сквозь неё росли рога. Не рога! Когда он увидел подплывших Чешуйчешлёпа и Кило-на-больше, всё стало ясно. С приходом сумерек они сделали свой первый шаг на сушу… Шаг материализовавшегося карпа-ликантропа.

*****

– Эх, мало мы пробыли на суше! Ни привыкнуть толком, ни осмотреться. Темнотища – хоть глаз выколи! И как они всю жизнь здесь обитают?! Это ж свихнуться можно!.. – больше остальных удивлялся Чешуйчешлёп.
– Спокойно. Это была первая вылазка, сегодня ещё один заход будет. Нужно остерегаться и всё разведать. А первый удар мы им в воде нанесём! – выдал Махрохвост.
– И надерём им задницы! – подвёл итог Кило-на-больше.

*****
DSCN3551
На утро всё повторилось: засыпали корм, и забурлило, забурлило… Молодняк косяками шёл поглощать халявное съестное. Встав на большой 5-ти местной лодке недалеко от места пиршества, Юрец и Сашок закинули удочки. Жора с Семшовым ловили с берега. Все впились взглядами в поплавки и сигнализаторы.
Тут от бурлящего водоворота отделились три тени, вспарывающие плавниками, как в «Челюстях», водную субстанцию, и направились прямиком к лодке.
– Глянь-ка! Похоже три самых больших плывут прямо к нам! – пока ещё без какой-либо боязни, полный надежды произнёс Сашок.
– Брось! «Таких волосатых щук не бывает»! Посмотри – вода прозрачная, а они чёрные какие, ондатры поди, и плывут враскоряку. Только рыбу пугают. Нажрались теперь и у-у-а-а! – потягиваясь и зевая, лениво бросил Юрец. – Ща, ща начнётся.
– Какой он догадливый! – промелькнуло у Чешуйчешлёпа. – Прав был Махрохвост, сначала на воде, а после уж тех, на берегу, с их большим железным «камнем» вместе!..
Две тени ушло под воду, а у третьей плавник показался наверх, пуская большую волну. Махрохвост метил аккурат на нос лодки.
– Харош! Очнись! Какие ондатры! Эти карпы совсем из ума выжили, этот явно идёт на таран!
– Да ладно?! Уверен?!! Ты прав! Вот он псих! Выгребать надо! Скорей, скорее! Но почему же?! Что за чертовщина?!
– Что ещё? Греби, греби!
– Я не могу, кто-то словно держит лодку!
– А-а-а-а-а!!!
За прикреплённую по боковому периметру лодки спасательную веревку с обеих сторон держались по две невероятно страшных собачьих лапы, а то, откуда они произрастали – было… Даже не карпом! А чем-то, отдалённо его напоминающим: проросшие сквозь чешую чёрные жёсткие волосы, собачьи уши на голове, ужа-а-а-ас! Юрец что есть сил налегал на вёсла, но два речных исполина словно пригвоздили лодку к месту.
Махрохвост на максимальной скорости влетел в нос, продрав насквозь первый баллон, попутно свалив за борт Сашка. Юрец замер с вёслами в руках, не понимая, что происходит. Махрохвост пошёл на второй круг. Наконец стопор отпустил Юрца, и он кинулся к рюкзаку – там лежала электро-удочка. Махрохвост шестым чувством понял неладное, и, сам толком не зная, что намерен делать, выпрыгнул из воды. Пролетая рядом с Юрцом, он как всегда махнул головой – что есть мочи, – и на мгновение зубы прорезались в глотке! Он впился в руку, Юрец взвыл от ужаса и боли и выпустил удочку – она мгновенно улькнула вниз.
В это время Сашок самостоятельно взобрался на пока ещё лодку и опасливо озирался за борт – лапы, держащие лодку, исчезли. Тут нечто страшное, толстое и неуклюжее вылетело из воды, рухнув всей массой на удочки, с треском посыпавшиеся на дно лодки. Ловко спружинив и оттолкнувшись лапами, Кило-на-больше спрыгнул обратно в воду. В следующий миг Махрохвост и Чешуйчешлёп докончили разгром, взяв по одному баллону на брата – воздух с громким хлопком вырвался наружу. Все снасти пошли ко дну, а Юрец и Сашок барахтались, цепляясь за остатки резины.
– Бросать надо и к берегу рвать! Может поспеем!
– Пошли! Ребята-а-а, на помощь! – и они одержимо, объятые суеверным ужасом, погребли к берегу.
Но не тут-то было! То и дело из-под воды кто-то хватал их за ноги, за руки, кусал зубами и рвал когтями одежду… Словно стая летучих рыб, три карпеца лихо соревновались в производстве брызг, нагоняя страха и на без того натерпевшихся горе-рыболовов.
– Да что там у них такое стряслось?! – поражались Жора с Семшовым.
Всё произошло буквально за минуту. Наконец все в лохмотьях, изодранные, искусанные и насмерть перепуганные, Сашок и Юрец были вытащены из воды. У обоих зуб на зуб не попадал, а на лицах читалось, что они повстречали в воде Мегалодона.
– Что за фигня?! Как вы умудрились лодку потопить?! Поди электро-удочкой не туда шарахнул?!
– Это ещё что такое?! Не похоже на удар током, вас покусал никак кто? Вас там чего, карпы покусали?! Ха-ха-хехх!.. – удивлённый столь удачной шуткой, Семшов пытался справиться с весельем, не соответствовавшим ситуации.
– Чего угораешь?! Не карпы! Звери какие-то! Зубастики отдыхают! Я тебе точно говорю! – орал Юрец.
– Ладно-ладно, ты не кипятись. Это у тебя сейчас шок! Сейчас отдохнёте и разберёмся – кто там на вас напал. Удочки многонько стоят, в копеечку влетели. Там, где вы потонули, ямы нет ещё, достанем.
– Хана твоим удочкам, они их сожрали!
– Как же это?!
– Да вот так! Валить надо, а не лясы точить. А потом керосина в пруд, и поджарить его на хрен!
И всё-таки друзья остались. Обработав раны, Юрец с Сашком, облачившись в покрывала, залезли в машину. Семшов с Жорой собирали береговые снасти и прикидывали – как и кто полезет нырять за удочками, а также к какому врачу везти обезумевших друзей.
– Звери, чудища?! Нет, ты слышал?! Током шарахнуло, вот и приглючило – на месиво насмотрелись это, на бурление. Юрец же поди и запорол всё, а теперь лодку не хочет новую покупать, вот и идёт в отказ, напридумывал с три короба. За ним не заржавеет – размышлял Семшов.
– Ну не знаю, не знаю. Странно это всё…

*****
DSCN3556
В небесной канцелярии раздался звонок…
– Безобразие! – неистовствовал апостол Павел.
– Что заставило Тебя выйти из себя, сын мой?
– Да уже вторая просьба за неделю, безо всякого согласования, в незапланированное время!
– Что же стряслось?
– Да опять местный рыбий бог звонил, смотрящий по юго-восточной части центрального российского округа, снова дождика просил подкинуть, с тучами, громом и молниями! Безобразие! Я же не Перун и не Зевс в конце концов!
– Не кипятись, сын мой, лучше подкинь водички. В центре сухо, обгоним график на недельку, беда ли?..

*****
DSCN2753
Небо вновь резко заволокло невесть откуда взявшимися тучами, подул сильный порывистый ветер, листья предательски зашипели, небо прорезала молния и раздался оглушительный грохот. Прикрывая глаза ладонью, чтобы не запорошило, Семшов печально обвёл напоследок водоём прощальным взглядом:
– Не судьба нам половить здесь рыбки. Пора сваливать. Ой, а что это к нам бежит?!
Сквозь занявшийся на песчаном пляже смерчик на них неуклюже неслись три расплывчатых очертания. Через мгновение Семшов оказался сбит с ног чем-то огромным, склизким и волосатым. Рядом корчился от боли Жора, которому Махрохвост с разбега подрезал ногу. Вместе с Чешуйчешлёпом они ринулись к машине, наметив для нанесения удара колеса. Уснувшие было после пережитого Сашок и Юрец проснулись от сильного толчка.
DSCN2597
– Началось!..
– Это был не сон?! А-а… – крик оборвал хлопок от лопнувших на этот раз уже передних колёс.
В это время Семшов отчаянно пытался скинуть с себя большое толстое животное, придавившее его к земле и пытающееся укусить его за ухо. Вместе с подоспевшим Жорой они скинули мутанта в сторону и кинулись к машине. Пнув с размаху одного из чудовищ, они оказались внутри.
– К-к-ключ-чи-и! Быстро!
Махрохвост и Чешуйчешлёп уже разбегались для тарана окон. Однако машина резко рванула с места, и повезло лишь Кило-на-больше – он успел запрыгнуть на капот, пробив лобовое стекло. Перебарывая ужас, Жора ногой выпихнул морду из трещины. Кило-на-больше вцепился было в дворники, но на крутом повороте свалился вместе с ними в кювет.
… Словно побывав на съемках очередной голливудской страшилки, парни неслись что есть духу по проселку на большую дорогу – прочь, прочь отсюда! А Юрцу сквозь раскаты грома отчетливо слышался доносящийся сзади собачий лай – низкий, надрывный, словно впервые вырывающийся из пасти…
Изображение 1381
*****

Вся бедовая компашка начисто утратила интерес если не к ловле рыбы, то карпов точно. А местные лишились выступлений своих любимцев – не устраивают они больше красочных утренних представлений. Но мальчишки нет-нет, да и сыпанут то там, то здесь куль собачьего корма в воду… Ширится и обрастает деталями легенда – кто, когда, в каком месте видел этих загадочных созданий – карпов на четырёх лапах, с проросшими сквозь чешую жёсткими чёрными волосами и стоячими собачьими ушами… В общем, Лохнесс отдыхает – made in Russia, карп-ликантроп (с).
DSCN3893

Июль 2008
14.08.08
01:02 17.08.08
01:35 19.08.08
23:32 23.08.08
19:02 09.09.08
15:10 10.09.08
01:22 20.09.08
DSCN3704карп ликантроп

Просмотров: 1 829